ЭВОЛЮЦИЯ ОТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И КАЗАЧЕСТВА.

  Современное казачество нельзя рассматривать в отрыве от его собственной истории и того социокультурного положения, которое занимали казаки на протяжении русской истории (1).

   Мы не будем уходить далеко в глубь истории, где теряются корни казачества. Они упоминаются в составе отрядов, сопровождавших баскаков, в составе ордынских войск. По вероисповеданию были Православными. «Охота, рыбная ловля и война давали казачеству средства к жизни, и они же определяли общественный строй, обычаи и нравы. Первые два вида деятельности казаков обусловили необходимость заселения небольшими городками по сто, двести или триста человек в удобных для промысла местах»(2) Казаки расселялись по руслам рек: Дона, Днепра – в приазовских степях, где проходила «торная дорога», по которой шло множество народов, 

Миненков Дмитрий Анатольевич
Младший вахмистр Вяземского станичного казачьего общества
Студент 1 курса заочного отделения  ВФ МГУТУ
1. Заринов И.Ю. Казачество. Постсоветский этап этнополитического состояния (Анализ прессы по этническим проблемам России и нового зарубежья за 1994 – 1998 гг.). М., 2000. С.5.
2. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.7
3. Там же.
4. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.7 – 8.
5. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. М., 2007. С.34
6. Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. СПб., 2003. С.31
7. Там же. С.28
8. Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. СПб., 2003. С.32
9. Караулов М.А. Терское казачество в прошлом и настоящем. СПб., 2003. С.36 - 37
10. Там же. С. 38
11. Там же. С. 56
12. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. М., 2007. С.37
13. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.16.
14. Там же. С. 17
15. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.27
16. Краснов П.Н. На внутреннем фронте.\\ Архив русской революции. Т.1. М., Современник, 1991. С.243
17. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. М., 2007. С.546
18. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. М., 2007. С.549
19. Там же.  С.551
20. Постановление оргбюро ЦК РКП (б) от 24 января 1919 года. Цит. по книге: Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.224
21. Постановление оргбюро ЦК РКП (б) от 24 января 1919 года. Цит. по книге: Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.224
22. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.38
23. Там же.
24. Там же. С. 40
25. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С. 41
26. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. М., 2007. С.630
27. Там же. С.631
28. Союз казаков России: 1990 – 2010/ А.И. Изюмов, А.Ю. Сокляков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. М., 2010. С.49

вытеснявших друг друга. В такой обстановке конфликты были неизбежны. Н.И.Никитин, сотрудник Института российской истории Академии наук, писал: «социальная организация казачества была порождена экстремальными условиями их бытия»(3). Казаки не продержались бы долго без личной свободы, социального равенства и поголовного вооружения членов своего сообщества, без широкого демократизма «в решении общих дел и одновременно дисциплины и строгого единоначалия во время военных действий»(4).

   На рубеже XV – XVI вв. казачьи сообщества не были централизованными. Городки и станицы (изначально так назывались не населённые пункты, а отряды) существовали независимо, избирали собственных атаманов. Объединялись и ставили над собой общего руководителя только на время совместных предприятий. Однако связи с Москвой казачьи атаманы поддерживали и иногда помогали московским князьям, за что получали жалованье.
   При Иване Грозном казаки всё чаще фигурируют в дипломатической переписке. В основном, эта переписка касалась жалоб ногайцев, крымцев, казанцев и астраханцев на «казачий разбой». Русь отвечала на это в основном стандартно: «они как вам, так и нам тати», вот и разбирайтесь с ними сами(5). Такое положение дел было выгодно Москве: казаки защищали её от разорительных набегов ханств, и Русь, не имевшая тогда сил для ведения войны, оставалась в стороне. Об истинных отношениях между Москвой и казачьими атаманами говорят многочисленные грамоты, посылаемые на Дон Иваном Грозным и последовавшие за тем совместные походы на Астрахань и Казань. К концу XVI  века относится формирование старших казачьих войск: Донского, Волжского, Гребенского, Терского и Яицкого(6).
   Параллельно с вольным казачеством, сношения с которым проходили через Посольский приказ, развивалось и служилое. Оно возникло при Василии III, и к концу XVI века развилось в институт городовых казаков. «Управлялись городовые казаки своими выборными атаманами и головами; числились, вместе с прочим воинским служилым людом, в Стрелецком приказе»(7). В 1571 году для них был разработан Устав сторожевой и станичной службы. Городовые казаки служили за «корм» либо за поместье, и в связи с этим делились на «поместных» и «безместных». Впоследствии городовые казаки лишились права самостоятельно выбирать атамана, и те стали наказными: то есть назначались государем. 
   В отличие от казаков городовых, составлявших в Московском государстве военное служилое сословие, среднее между «детьми боярскими» и «стрельцами», вольное казачество в основу своего единения клало полное отрицание каких бы то ни было сословных разделений(8).

   В XVI – XVII столетиях казаки служили царю «своими головами», то есть имели во главе собственное начальство: Войскового Атамана, Войскового Ясаула (иногда их было два и более), а для ведения Войскового письмоводства состоял Войсковой Дьяк (или Писарь) с подьячими. Войсковое знамя и прочие регалии вверялись особым старшинам: Войсковому Знаменщику, Бунчуковому Товарищу и др. Устройство отдельных казачьих городков соответствовало устройству всего войска. Все чины избирались на Кругу сроком на один год, и по окончании своего срока должностное лицо превращалось в обыкновенного рядового казака.

 Войсковому Атаману принадлежала только исполнительная власть, власть распорядительная оставалась за всем Войском в целом, для чего по мере надобности собирался Войсковой Круг, в котором решались все важнейшие войсковые дела. Казачий 

Круг тождествен древне-русскому вечу. На нём присутствовали все казаки, не опороченные перед Войском, все имели равное право голоса. Полномочия Круга были довольно широки: он избирал всех войсковых должностных лиц, заведовал войсковым имуществом, капиталами и распределениями между войском царского денежного, порохового и прочего жалованья; устанавливал налоги с казаков в случае надобности; издавал указы и распоряжения, обязательные к исполнению. Войсковой Круг осуществлял судебную власть, а также и саму «расправу». Там же давалось прощение отдельным преступникам. Наконец, все вопросы внешней политики и военного устройства, объявление войны, заключение мира, составление военных планов, - всё это решалось на Войсковом Кругу. Здесь читались Царские грамоты, составлялись войсковые отписки к Государю, допрашивались пленные, отправлялись посольства в Москву, в Крым, в Турцию(9).
   Московское правительство мирилось с такой самостоятельностью Войскового Круга, причём царь неоднократно обращался к Войску с просьбой наказывать виновных казаков по войсковому обычаю. «Такая условная зависимость вольного казачества была, конечно, с одной стороны, приятна Московскому правительству, а с другой стороны, она же создавала возможность Москве, оказывая на деле казакам поддержку и помощь оружием, пороховой, денежной и хлебной казной, на словах говорить иное и, пользуясь плодами казачьих трудов и подвигов, не брать на себя ответственности за их действия»(10).

   XVII век – время наивысшего развития казачьих сил(11). На историческую арену казачество вышло весомой силой, в значительной мере сложившейся общностью, с уже сформировавшимися традициями – братства, самоуправления, самоорганизации, казачьего обычного права(12).

   В период смутного времени казачий атаман Феофилакт Межаков сыграл решающую роль при избрании нового царя – Михаила Фёдоровича Романова.

   Со второй половины XVII века начался процесс перехода казаков на службу Российскому государству. Постепенно казаки расстаются со своей независимостью и переходят в полное подчинение царю. Этот процесс происходил болезненно, и тому подтверждение многочисленные казачьи восстания и казако-крестьянские войны. «Пугачёвщина была 

последней попыткой казачества поднять и повести против государства народные низы. С неудачей этой попытки казачество сходит со сцены как элемент, вносивший в народные массы анархическое и противогосударственное брожение»(13).
   В силу исторических условий казачество вынуждено было пойти на компромисс с самодержавным государством, подчиниться ему. Однако, подчиняясь, оно сумело сохранить за собой часть «вольностей»: право на землю, самоуправление. Эти «вольности» на протяжении XIX и в начале XX века урезались. Основная масса казачества постепенно оттеснялась от власти, разрасталась прослойка чиновников, неподконтрольная станичной общине и даже войску(14). Выборность заменялась назначением сверху, войсковое управление из высшей исполнительной инстанции превращается в административное звено в государственной системе власти.
   К этому же времени относится формирование казачьей идеи. Именно тогда появился девиз: За Веру, Царя и Отечество. В сознании казачества доминировали такие морально-нравственные качества, как чувство ответственности, верность присяге, почитание традиций. Одним из наиболее значимых был воинский долг, служение Отечеству. Отношение казаков к несению армейской службы было соответственным. Основы существовавшего государственного устройства представлялись незыблемыми. Следствием этого являлось не только чувство высокой гражданской ответственности, но и известный консерватизм мышления.
   Таким образом, казачество постепенно превращается в уникальное воинское сословие.
  По положению 1869 года, которое существенно не менялось вплоть до революции, для казачьего хозяйства определялся надел-«пай». За это казак обязан был отбывать воинскую службу преимущественно в кавалерии, а также в казачьих артиллерийский и пластунских (пехотных) частях. Причём всё снаряжение, кроме огнестрельного оружия, приобреталось им за свой счёт. С 1909 года казак служил 18 лет: один год в «приготовительном» разряде, четыре года действительной службы, восемь лет на «льготе», то есть с периодическим вызовом на военные сборы, вторая и третья очереди по четыре года и наконец пять лет запаса. В случае войны все казаки мобилизовались в армию(15).

   Казачья община накануне Первой мировой войны представляла собой закрытое общество с ограниченной независимостью. Высшая администрация войска была ответственна перед правительством за поддержание боеготовности полков, проведение учебных сборов, обеспечение снаряжения и через войсковое хозяйственное правление регулировала экономическую жизнь общины. Казачьи земли находились в общинном пользовании и периодически перераспределялись. Коллективизм находил отражение во многих сферах жизни казачества и имел древние традиции. Он проявлялся не только на поле боя, где действовал принцип «сам погибай, а товарища выручай», но и в быту: при строительстве дома, рытье колодца и т.п. Станичное общество заботилось о сиротах и вдовах, оказывало помощь нуждающимся.

    Казачьи войска имели не только свои земли, но и капиталы, промышленные предприятия. В Военном министерстве России было создано Главное управление казачьих войск. Для внутреннего управления казачье войско делилось на округа во главе с атаманом и станицы во главе со станичным атаманом. Каждая казачья станица объединяла группу хуторов. Для ведения своих дел каждое войско имело хозяйственное и войсковое правление на правах губернского; военной деятельностью в войске заведовал военный штаб.
    Важную роль в казачьей станице играл институт стариков. На усмотрение суда старейшин передавался разбор конфликтов между одностаничниками. Казачьи порядки были значительно демократичнее, чем в стране в целом.
   Нельзя считать казачество монолитным, оно не было унифицированным народом. В нём существовало расслоение. В казачьи войска из-за недостатка своих офицерских кадров шли служить приписные казаки-офицеры, отправлявшиеся в казачьи области добровольно и иногда оказачивавшиеся. В казаки по собственному желанию записывались представители дворянства, аристократии и даже интеллигенции.
    Казаки после февраля 1917 года «были как бы государство в государстве, их пока не трогали, с ними заигрывали»(16). После падения самодержавия в казачьих областях наметилось стремление к «народоправству». В 1917 году Войсковые Круги (на Кубани – Рада) были не просто собранием казаков, они стали постоянными областными парламентами, состоящими из выборных депутатов(17). Войсковые Круги принимали не только законы, а даже свои «конституции». Был выдвинут проект создания Юго-Восточного союза из Донского, Кубанского, Терского, Астраханского Войск, калмыков и кавказских горцев (впрочем, этот союз остался только на бумаге).
     После октябрьской революции казаки разделились. Значительная часть из них не признала новую власть. Казачьи Войска стали самыми значительными центрами сопротивления. На Дон, Кубань, в Оренбуржье потекли офицеры, началось формирование Белой Гвардии.
    Одновременно возникли такие специфические явления как казачий сепаратизм и казачий большевизм(18). Православное государство, без службы которому казаки себя не мыслили, рухнуло, и отсюда напрашивалась мысль – отделиться. Казачий большевизм, наоборот, стремился сохранить единство с изменившейся Россией. Советскую власть они представляли по-своему, как возрождение прежних казачьих вольностей и равноправия. Во всех Войсках в противовес атаманским властям создавались казачьи ревкомы.
    Казакам, сохранившим нейтралитет и даже многим из тех, кто поддержал красных, очень скоро пришлось пожалеть об этом. Казачьи Войска были объявлены упразднёнными(19). Наиболее трагичным для казачества оказался 1919 год, когда в обход ЦК РКП(б) и Совета народных комиссаров оргбюро ЦК РКП(б) 24 января 1919 года приняло и циркулярно распространило для исполнения всеми партийными органами постановление «О расказачивании». В нём признавалось необходимым и «единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путём поголовного их истребления»(20). Для этого предписывалось:

1.    Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению вообще к казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.
2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты. Это относится 
как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам.
3.    Применять все меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

 

4.    Уравнять пришлых и «иногородних» к казакам в земельном и во всех других отношениях.
5.    Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.
6.    Выдавать оружие только надёжным элементам из иногородних.
7.    Вооружённые отряды оставлять в казачьих станицах впредь до установления полного порядка(21).
   Свердлов 28 февраля 1919 года утвердил инструкцию для служебного пользования Реввоенсовету Восточного фронта о поголовном истреблении Оренбургского и Уральского казачества. Волна террора кровавым катком прокатилась по Дону, Кубани, Тереку, Уралу. Только в донской области погибло до миллиона человек – 35% всего казачьего населения. В Уральском войске осталось в живых чуть более 10% казаков. Расстреливали не только казаков, способных носить оружие, то есть воевать, а стариков, женщин и даже детей. Реализация антиказачьей политики, то есть массового геноцида, генерировала казачьи восстания, повсеместное выступление казаков против советской власти(22).
    В итоге 16 марта 1919 г. пленум ЦК РКП (б) отменил постановление от 24.01.1919 и другие  антиказачьи «распоряжения». Однако последствия развязанного террора сказываются на российском казачестве до настоящего времени(23).

  В 20-х годах XX века политика государства по отношению к казачеству определялась стремлением ликвидировать все существовавшие в дореволюционной России сословия. Эта линия, связанная с ликвидацией особенностей казачества, получила название «расказачивание»(24). Советская власть сняла с казачества специфические повинности (военная, полицейская, почтовая службы; обязанность казаков приходить на военную службу со своим оружием, конём). В армию казаков брать боялись. Проводилась линия на уравнение земельных наделов между казаками и крестьянами. Конечно же, не шло речи ни о каком самоуправлении.
     Постановлением ЦИК СССР от 20 апреля 1936 года были отменены существовавшие для казаков ограничения по службе в армии(25). Некоторые кавалерийские части Красной Армии стали именоваться казачьими. В 1941 году сотни тысяч станичников вступили в ополченские отряды и истребительные батальоны. В 1942 году создаются казачьи дивизии и корпуса. В послевоенный период казачество котировалось очень высоко. Создавались фильмы о казаках, проводились фестивали и слёты ветеранов. Но под этой завесой политика «расказачивания» продолжалась, только теперь она велась более мягкими методами. «В 1950 – 1960-х гг. оно (казачество) было придушено, растрёпано, искалечено, заморочено – и умерло. Люди-то остались, но уже сами не осознавали себя казаками»(26). 
   Начало процесса Возрождения казачества можно датировать 1986 – 1987 гг(27). На рубеже 90-х годов активные казаки стали создавать казачьи организации в форме общественных объединений. Главной из них, объединившей потомков казаков, стала Общероссийская общественная организация «Союз казаков России», со своими филиалами не только в регионах традиционного проживания казаков на Дону, Кубани, Ставрополье, Оренбуржье, Сибири и на Дальнем Востоке, но и в Центральной России, Москве, Петербурге, Поволжье(28).
    Казаки решительно заявили о себе на Большом Учредительном Круге Союза казаков 28 – 30 июня 1990 г. в Москве. Круг принял Устав и определил цели Союза – «возрождение казачества как самобытной, исторически сложившейся культурно-этнической общности людей, на принципах православия, уважения к нациям и религиозным традициям всех народов, духовного, нравственного воспитания молодёжи». С первых дней своего существования Союз казаков, в лице своих представителей, ведёт постоянную работу в государственных органах по разработке и принятию необходимых законодательных актов по реабилитации казачества. 
  9 августа 1995 года был издан Указ Президента РФ № 835 «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». Начался процесс постепенного перехода казачьих организаций в реестр, принятия казаками на себя обязательств по несению государственной службы. На сегодняшний день существуют две крупные казачьи структуры так называемых «общественных» и «реестровых» казаков. Разница между ними в том, что последние имеют право напрямую заключать договора с органами власти на несение государственной и иной службы. Реестровые казачьи общества могут получать финансирование из бюджета.

   Итак, мы видим, что в процессе своего развития казачество формировалось как военизированная культурно-этническая общность. Российское государство стремилось использовать казаков как уникальную военную силу, исключительно боеспособную, самоорганизованную и экономически выгодную, поскольку форму, коня и личное оружие (за исключением огнестрельного) казак приобретал за свой счёт. Вплоть до 1917 года казаки сохраняли самоуправление, хотя государство всячески стремилось его ограничить. По аналогии можно сказать, что казачьи местности в Российской Империи занимали положение современных республик в Федерации. После 1917 года положение казачества существенно изменилось из-за политики геноцида. В тоталитарном государстве, отвергнувшем 

Православие, казаки, исконно стоявшие на защите веры, не могли мирно существовать. Посчитав, что казаков проще уничтожить, чем подчинить, государство успешно провело свою политику в жизнь, и если бы не Великая Отечественная Война, заставившая государство отменить репрессии и вновь обратиться за помощью к казакам, то, наверное, некому было бы возрождать казачество в XX веке. На современном этапе государство стремится организовать и контролировать стихийно возникший процесс возрождения и становления, казалось бы, забытого казачества. С этой целью был создан специальный государственный реестр казачьих обществ, изданы различные законы и многочисленные подзаконные акты. В настоящее время казачество меняет своё назначение, и из военизированной структуры превращается более в организацию по охране правопорядка, экологической безопасности, охране лесов и т.п.

© Миненков Дмитрий Анатольевич. Материалы XI Научно-практической конференции «Технологии, научно-техническое и информационное обеспечение в образовании, экономике и производстве региона», посвящённой 50-летию полёта в космос Ю.А. Гагарина. ФГБОУ ВПО "МГУТУ им. К.Г. Разумовского" в г. Вязьма Смоленской области. Г. Вязьма. 2011 г. с. 15 – 22.