Феномен возрождения: какое казачество мы возрождаем?

Миненкова Екатерина Анатольевна

   Словарь Ожегова определяет слово «возрождение» как «появление вновь, возобновление, подъём после периода упадка, разрушения». Но что мы понимаем под этим словом, когда говорим о таком сложном явлении как казачество?
    Вопрос, поставленный в теме моего доклада, отнюдь не является праздным. Из-за его непонимания возникает настороженное и зачастую негативное отношение в обществе к казакам, а также разногласия в среде самого казачества.
    Когда речь заходит о возрождении, почему-то рассматривается одна-единственная модель – казачество, каким оно было перед революцией . Но не стоит забывать, что казачество никогда не было закаменевшей, раз и навсегда сложившейся схемой. Оно – живой организм, развивающийся и видоизменяющийся в зависимости от внешних и внутренних факторов. 
    Вопрос возрождения казачества тесно связан с другим вопросом: кем вообще считать казаков: военным сословием, отдельным народом, просто общественной организацией единомышленников?
     Вдаваться в споры и долгие исследования здесь мы не можем, поэтому перейдём сразу к выводам, признанным академической наукой: казачество – это субэтнос великорусского этноса. Иными словами, народ внутри народа . Казаки глубоко и тесно связаны с Россией, но имеют свою культуру, традиции и историю. Казачество – сложное, саморазвивающееся этно-социальное явление .
    В Федеральном законе «О государственной службе российского казачества» говорится, как государство рассматривает цели казачества: «возрождение российского казачества, защита его прав, сохранение традиционного образа жизни, хозяйствования и культуры» (п.3 ст.2). Однако, что же мы можем считать традиционным для казачества? 

Вечные истины не бывают банальными. Нет реки без истока, нет дерева без корней, нет рода без памяти, нет Родины без любви, нет любви без Бога.

А. Щербаков

    Возьмём, к примеру, формы хозяйствования. Мы представляем себе казака – землепашца по образцу «Тихого Дона». Но они не всегда были таковыми. Казаки стали землепашцами лишь в XVIII – XIX вв. Способы хозяйствования в разные времена и разных Войсках выбирались самые различные, какие представлялись более удобными. Жили рыбными ловами, охотой, торговлей, скотоводством, речными перевозами, да и «за зипунами» ходили. На Дону долгое время вообще существовал запрет на занятие земледелием, нарушение которого каралось смертной казнью. Были и казачье дворянство, казачья интеллигенция, торговые казаки – отнюдь не землепашцы.

Что же касается вопроса организационного единства, далеко не всегда казачество было единым 

Багрение.

целым. Было время, когда оно существовало в виде множества городков и станиц со своими атаманами.

   До сих пор сохранился стереотип, что казаки обязательно служили как лёгкая кавалерия. Некоторые говорят, что в современной войне лёгкая кавалерия не нужна, поэтому казачество не имеет будущего. Однако в действительности казаки были лёгкой кавалерией далеко не всегда. Изначально они были пехотой и десантниками. Военные операции чаще всего совершали на лодках, и уже гораздо позже казаки пересели на коня.

Казачья служба отличалась в зависимости от местных особенностей – сравните, допустим, службу

сибирского землепроходца, белгородского пограничника и запорожского сечевика. Виды и порядок службы тоже менялись со временем. Служба казаков далеко не всегда была государственной. Кому же служили казаки? В первую очередь – Господу, своему народу и родной земле. А уж потом стали служить русским царям – как Помазанникам Божьим, оплоту Православия, защитникам веры и народа. Но приоритет оставался прежним. По своей инициативе, не дожидаясь указов Москвы, отбивали пленников, громили отряды врагов. Иногда за это получали награды. А случалось, что и головы теряли, входя в противоречие с высокой политикой. И, тем не менее, продолжали служить так, как сами это понимали, руководствуясь велениями совести .
    Так что воссоздавать казачество по рецептам начала XX века или временам Дикого поля нереально и глупо. Модели разных эпох сильно отличались, но при этом казачество всё равно оставалось казачеством. Сохранялась основа – казачий дух, традиции братства и общинности, осознание себя воинами Отечества. А конкретные формы жизни и деятельности могли трансформироваться.
    Поэтому вполне закономерно, что и нынешнее казачество отличается  от того, которое известно нам по книгам и историческим фильмам. «Казачье движение, безусловно, наследуя определённые традиции, представляет собой качественно новый социальный фактор» . 
    Для многих обращение к казачеству стало восстановлением связи с прошлым, возвращением к заветам и традициям предков, предметом законной гордости деяниями прежних поколений. Поэтому возрождавшееся казачество ставило перед собой задачи политической реабилитации казаков, культурного возрождения, ренессанса казачества, восстановления казачьих войск, возврата принадлежавших войскам имущества, прав и привилегий, восстановления казачьей службы. Далеко не все эти цели реализованы на данном этапе развития казачества.

    Что же представляет собой казачество в начале XXI века? Казаки пережили периоды стихийного и бурного возрождения, когда они делали то, что считали нужным, не глядя ни на кого; период надежд на государственную помощь, приведший к раздроблению казачества, жестокого краха этих надежд. Сейчас государство снова протягивает казакам руку. Создаются казачьи воинские части, кадетские корпуса, производится финансирование казачьих проектов, с большим трудом, но разрабатывается система государственной и иной службы для казаков. Что будет дальше – не знает никто. 
    Надеяться ли на помощь государства или только на себя – каждый казак решает сам. Различные авторы по-разному отвечают на этот вопрос.
    Т.А. Никитина считает, что если возрождение казачества будет протекать как часть государственной политики, то оно скажется решительным образом на стабильности в обществе, положительно повлияет на процесс экономического, правового, духовного возрождения России .
    В.Е. Шамбаров пишет, что «казачество было всегда сильно традициями самоорганизации. И развивается, воссоздаёт себя само» .
  Д.В. Стригунов, атаман Ставропольского казачьего войска говорил, что современное казачество может найти своё место в становлении и консолидации государствообразующей русской нации. Более того, в силу своего исторического менталитета оно может быть на острие этого процесса .

 

    Мы согласимся со всеми этими высказываниями. Казачество возрождается не по чьей-либо прихоти или указке со стороны. От государства зависит, вольётся ли оно в его систему или будет существовать независимо, по-прежнему служа своей Вере, Родине и народу. А основой для возрождения служат идеалы казачества.

   Формула казачьих идеалов проста. Крепкая вера в Бога, прочная семья, уважение родителей, непоколебимый патриотизм, выкованный вековой борьбой за русскую государственность, верность исконным устоям казачьего самоуправления с выборными атаманами, войсковыми кругами и Радой. И пока живы казачьи идеалы – живёт и казачество .
     А казачьему роду, как известно, нет переводу .

© Миненкова Екатерина Анатольевна. Материалы XI Научно-практической конференции «Технологии, научно-техническое и информационное обеспечение в образовании, экономике и производстве региона», посвящённой 50-летию полёта в космос Ю.А. Гагарина. ФГБОУ ВПО "МГУТУ им. К.Г. Разумовского" в г. Вязьма Смоленской области. Г. Вязьма. 2011 г. С. 44

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.

1.    Агафонов О.В. Казачьи войска России во втором тысячелетии. Монография. – Киров: КОГОУП Кировская областная типография, 2002. – 400 с.
2.    Союз казаков России: 1990 – 2010 / А.И. Изюмов, А.Ю. Соклаков, А.Е. Мохов, А.Г. Ичев. – М.: ООО «Витязь-Братишка», 2010. – 272 с.
3.    Трут В.П. Военная энциклопедия казачества. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. – 704 с.
4.    Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. – М.: Алгоритм, Эксмо, 2007. – 688 с.